Возврат предоплаты по международным договорам (часть 2)

№ 2, 2022
Авторы:

В первой части статьи, посвященной возврату предварительной оплаты по международным договорам купли-продажи товаров («Меркурый» № 1, 2022), на примере из практики Международного арбитражного суда при БелТПП рассмотрена процедура возврата уплаченных средств на основании прямого механизма, изложенного в статье 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Другой пример – возврат предоплаты с применением положений Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г. Вена, 1980 год).

Регламентация возврата предварительной оплаты по договорам международной купли-продажи товаров в порядке, установленном статьей 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь, присуща и для некоторых других правовых систем, гражданское законодательство которых основано на Модельном гражданском кодексе СНГ.

Однако законодательство других государств, например Республики Хорватия, подобных правовых предписаний не содержит. Соответственно, в ситуации, когда контрагентом выступает компания – резидент одного из таких государств, использование прямого механизма возврата предоплаты окажется невозможным. Решение данного вопроса будет зависеть от того, применяется ли к отношениям сторон Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г. Вена, 1980 год) (далее – Венская конвенция).

Обращаем внимание, что Венская конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:

a) когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или

b) когда согласно нормам международного частного права применимо право Договаривающегося государства.

Если в отношениях сторон подлежит к применению Венская конвенция, то, исходя из положений ее статьи 81, прежде чем заявлять требование о возврате предварительной оплаты, необходимо расторгнуть договор международной купли-продажи товаров и лишь как последствие его расторжения потребовать возврата исполненного по сделке.

Таким образом, согласно статье 81 Венской конвенции, нельзя заявлять требование о возврате предварительной оплаты по договору международной купли-продажи товаров, не расторгнув соответствующий договор. Если же требование было заявлено без расторжения договора, удовлетворению оно не подлежит.

Однако практика Международного арбитражного суда при БелТПП при заявлении указанных требований и наличии оснований для расторжения договора международной купли-продажи товаров в определенных случаях идет по пути того, что состав суда вместо отказа в удовлетворении требований по ходатайству истца приостанавливает производство по делу и дает возможность расторгнуть договор (в период приостановления), а затем по ходатайству истца возобновляет производство по делу и рассматривает спор, применяя положения статьи 81 Венской конвенции о возврате предварительной оплаты применительно к расторгнутому договору.

В качестве примера приведем разрешенный МАС при БелТПП спор, возникший из договора международной купли-продажи товаров от 27 сентября 2018 г. (далее – Контракт) между белорусским обществом с ограниченной ответственностью А (далее – Истец) и обществом с ограниченной ответственностью В – резидентом Республики Хорватия (далее – Ответчик).

В исковом заявлении Истец, основываясь на положениях статей 1, 7, 11, 13, 25, 26, 27, 34, 35, 49, 81 и 96 Венской конвенции, просил взыскать с Ответчика в свою пользу предварительную оплату по Контракту в сумме 54 000 евро и расходы по оплате арбитражного сбора.

Истец указал, что в письме от 16 октября 2018 г. обратился к Ответчику с требованием о возврате указанной предварительной оплаты в срок до 25 октября 2018 г.

Ответчик обещал возвратить денежные средства до 1 ноября 2018 г., а затем сообщил, что вернет Истцу задолженность в неопределенный срок – как только будет располагать достаточной суммой.

В досудебной претензии от 6 ноя­бря 2018 г. Истец в связи с уклонением Ответчика как от поставки товара по Контракту, так и от возврата денежных средств требовал расторгнуть Контракт, подписав соответствующее соглашение, и возвратить денежные средства в размере 54 000 евро до 10 ноября 2018 г. О результатах рассмотрения претензии Истец просил уведомить немедленно после ее получения, а также проинформировал Ответчика о своем намерении защитить свои имущественные интересы в Международном арбитражном суде при БелТПП.

Ответчик на данную претензию не отреагировал.

В ходе разбирательства по делу представитель Истца заявил ходатайство о приостановлении производства по делу для реализации Истцом права на расторжение Контракта.

Состав суда удовлетворил данное ходатайство.

По ходатайству Истца от 1 июля 2019 г. после направления Ответчику заявления о расторжении Контракта производство по делу было возобновлено.

Поскольку коммерческие предприятия Истца и Ответчика находятся в государствах, являющихся участниками Венской конвенции, состав суда применил положения данной конвенции к отношениям сторон. Субсидиарному применению подлежало гражданское право Республики Хорватии.

Состав суда установил, что 27 сентября 2018 г. стороны действительно заключили Контракт, в соответствии с которым Ответчик в качестве покупателя принял на себя обязательство продать Истцу на условиях, в порядке и сроки, установленные Контрактом, бывшую в употреблении рубительную машину, произведенную в Германии.

Общая сумма Контракта составила 54 000 евро (на условиях самовывоза со склада поставщика – EXW польский город согласно Инкотермс 2010).

Контракт предусматривал, что товар должен быть поставлен Истцу в течение семи дней после осуществления оплаты, которую стороны договорились осуществлять на следующих условиях:

12 000 евро в срок не позднее 1 октября 2018 г.;

42 000 евро в срок не позднее 15 октября 2018 г.

Исполняя свои обязательства по Контракту, Истец перечислил Ответчику 12 000 евро согласно платежному поручению от 28 сентября 2018 г. и 42 000 евро согласно платежному поручению от 8 октября 2018 г. Общая сумма составила 54 000 евро.

Из материалов дела следовало, что Ответчик не исполнил предусмотренное Контрактом обязательство поставить товар в течение семи дней после осуществления оплаты, а также не осуществил возврат уплаченной истцом предварительной оплаты.

Поскольку Истцом в адресованном Ответчику письме от 27 мая 2019 г. было сделано заявление о расторжении Контракта, состав суда при разрешении требования Истца руководствовался положениями статьи 81 Венской конвенции, пунктом 2 которой предусмотрено право стороны, полностью или частично исполнившей расторгнутый договор, потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено.

На основании вышеизложенного состав суда пришел к выводу, что требование Истца о взыскании с Ответчика предварительной оплаты (возврата уплаченного по Контракту) в сумме 54 000 евро является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Таким образом, на примере из практики Международного арбитражного суда при БелТПП рассмотрен еще один законный способ возвращения средств, уплаченных в соответствии с международными договорами купли-продажи, требования по которым контрагентом не были исполнены или были исполнены ненадлежащим образом. Об иных механизмах взыскания предоплаты речь пойдет в следующих номерах бюллетеня.